О наших предках - II

Вторая часть очерка "Обо мне и моей малой родине Рыжково" (часть 2)

Автор: Сальма Семеновна Сярг

Как я и предполагала, фамилии первых жителей были образованы от имен отцов, а отцы имели русские имена. Это еще раз подтверждает, что их предки жили в Ямбургском уезде уже в те времена, когда эти земли входили в состав Новгородской Руси, с XIV века, и были в свое время крещены в православие. Отсюда русские имена. Даже после принятия лютеранства в XVI веке продолжали давать русские имена, потому что так было принято в течение нескольких столетий. Эта традиция сохранилась в финских семьях и в Рыжково.

В рапорте Тобольского губернского евангелическо-лютеранского проповедника пастора Мейера генерал-губернатору Западной Сибири дано краткое обозрение истории Рыжково. Там он пишет, что колония Рыжково была основана помещичьими финскими крестьянами, высланными из Ямбургского уезда.

«Все они были одного вероисповедания, одного происхождения, в родстве между собой и охотно служили и помогали друг другу,  и потому, хотя избранное ими для поселения место Омского округа в 214 верстах от города Омска и в 12 верстах от большой почтовой дороги было не совсем выгодно, несмотря на это они скоро достигли удовлетворительного благополучия, так что первые 30 лет существования колонии Рыжково были во всех отношениях счастливыми для поселившихся в оной крестьян» (ГУ ГАОО дело №4936. стр. 32).

Можно понять эту оценку пастора Мейера, ведь здесь собрались волевые целеустремленные люди. И только взаимная помощь дала им возможность обустроиться на новом месте и достичь благополучия.

Я попыталась в этих списках найти своих предков. Поиск усложняется тем, что фамилии в этих списках даны по имени отца. Линия первых поселенцев идет от моей бабушки Мартыновой Марии Ивановны. Ее родителями были Мартынов Иван Кириллович и Ерико Анна Еремеевна. Мне в этом плане повезло.

В списках есть только один человек с именем Ерикъ Юрьев из деревни Малая Аресия.  Ему было уже 47 лет, а его жене Иринье Егоровой 41 год. У них было 2 сына: Яков и Матвей и две дочери Елизавета и Екатерина. Так как бабушка была рождена в 1850 году, то ее отец Еремей мог быть сыном Якова или Матвея. Скорее всего,  наша линия идет от Матвея, потому что он самый младший, и, скорее всего, именно он и стал наследником отцовской усадьбы.

В Сибири, когда они стали государственными крестьянами, фамилии уже стали родовыми. Дом, в котором я родилась, видимо, стоял на том месте, где построил дом Ерик Юрьев, потому что всех жителей этого дома называли «Ерико» я тоже была Ерикон Салме, хотя была уже  седьмым поколением.

Что касается линии моего прадеда Мартынова Ивана Кирилловича, то фамилию Мартынов мог дать один из первых жителей Рыжково по имени Мартын. В числе переселенцев оказался только один Мартын – Юрьев Мартын из деревни Большая Арьсия. Ему было 20 лет, он еще не был женат, пришел вместе с семьей брата Андрея, у которого была жена Анна, четыре дочери в возрасте 10, 6, 4 и полгода, сын 3 лет и  еще вместе с ними был брат Юрий 17 лет. Только при активной помощи младших братьев семья Андрея смогла встать на ноги на новом месте.

Мартын Юрьев был рожден в 1783 году, а мой прадед Мартынов Иван Кириллович был рожден в 1848 году, то есть он мог приходиться ему только внуком,  Следовательно, у Мартына Юрьева был сын Кирилл, который и стал отцом моего прадеда.  Мне кажется, что я теперь установила линию своих предков и могу добавить в свою родословную  вновь обретенных предков.

При рассмотрении списков первых жителей Рыжковию  бросается в глаза, что самое распространенное мужское имя Юрий, поэтому фамилия Юрьевы самая распространенная в Рыжково. Когда я спросила у своей тети Юрьевой Полины Егоровны, не родственники ли ей многие другие Юрьевы, то она сказала, что они не являются родственниками. Тогда я удивилась, а теперь понимаю, что было много Юриев среди первых жителей, от которых и пошло много семей с фамилией Юрьевы.

Может быть, и другие уроженцы Рыжково найдут в этих списках своих предков, как удалось это сделать мне. Наши предки были очень мужественными, целеустремленными и верующими людьми.  В сложных жизненных ситуациях каждый из нас, потомков, может оглянуться на них и получить поддержку, ведь в нас течет кровь наших мужественных предков.

Не менее интересным для меня оказался Сборник документов «Крестьянское движение в России в 1881 – 1889 гг.» Там приведены документы, которые касаются тех же мест в Итовском обществе Ямбургского уезда, откуда пришли первые основатели села Рыжково. Суть дела изложена в  документах  «№260 – 263 1887 г., апреля 23 – сентября 27. -  О волнениях крестьян 11 деревень Итовского общества Ямбургского у. при земельной тяжбе с купцом, купившим часть имения».

Эта история интересна тем, что проливает свет на судьбы тех  крестьян Ямбургского уезда, которые согласились  жить на тех условиях, предложенных после бунта 1903 года. Прошло уже более 40 лет. Барон Унгерштернер уже не владел этой землей,  а продал ее после своего неудачного правления.

К этому времени потомки их односельчан уже жили в Рыжково своими крепкими хозяйствами, как пишет об этом в своем рапорте Тобольскому генерал-губернатору евангелическо-лютеранский пастор Мейр. А в Ямбургском уезде снова волнения… И снова попытка стать государственными крестьянами.  И по все вероятности – снова неудачная… Теперь страдают уже   дети тех, у кого не хватило мужества отправиться в свое время в Сибирь.

Теперь владельцем земли был уже граф Нессельроде.  В 1848 году граф продал часть своей земли купцу Байкову, а остальную землю предоставил по особому договору в собственность крестьянам  11 деревень по 5 десятин удобной земли на душу, при этом с увольнением в звание государственных крестьян и с обязательством для них уплатить долг сохранной казне по ссудам, сделанным графу Нессельроде. Этот долг казне крестьяне должны были выплатить за 30 лет.

Однако размежевание земель, которое было произведено в 1848 году, не было до конца утверждено, а потом ещё произошли изменения в законодательстве по этому вопросу. В 1886 году крестьяне выплатили полностью казне свой долг. И тут оказалось, что земля, на которую они претендовали, принадлежит якобы купцу Байкову. Крестьяне отправили свои ходоков для выяснения этого вопроса, но дело затянулось.

Тогда 9 апреля 1887 года крестьяне деревни Куровицы решились на насильственный захват земли. Они вырубили и вывезли из леса 400 деревьев, разделили между собой поле и рыбную ловлю на реке Луге. Когда местный жандармский офицер и исправник потребовали не нарушать чужого владения, то крестьяне наотрез отказались и заявили, что «будут и впредь рубить лес, пахать землю и выгонять скот, где им будет угодно: «Будь что будет, а мы не покоримся, право на нашей стороне»

Тогда губернатор И. В. Лутовский издал распоряжение, по которому были арестованы ходоки и зачинщики местных крестьян – Филипп Федоров (бывший волостной старшина) и Филипп Иванов.  Губернатор пишет также: «Я полагаю выехать на место беспорядка с военной командой, чтобы заставить крестьян до решения суда об испариваемом ими праве владения Байковых в мызе Итовской отнюдь не нарушать владений последних, как это предписано всем 531 ст., X т., Св. зак. гражд.».

В ответ крестьяне направили прошение военному министру П.С. Вановскому об отозвании из их деревень военных отрядов. Они пишут о том, что местность населена войсками, которые защищают имущество одного лица, а «2000 душ пропадают».

«В данную трудную для нас минуту,  кроме вас, ваше высокопревосходительство, некому подать руку помощи, мы окружены войсками, снимите осадное положение, ведь не Болгария под игом Турции, куда посылают за 10000 верст войска чуть ли не полмиллиона, а мы дома угнетены и близ Петербурга, приходиться укрываться от своего неприятеля, когда живем дома, а из дома выгоняют». ( № 261  1887 г. мая 17).

Но это слёзное обращение не возымело действия. В ответ мировой судья 1-го участка Ямбургского уезда присудил выплатить крестьянам 270 рублей в пользу наследников Байковых. Исполнительный лист и повестка были вручены через сельского старосту. Крестьяне от принятия повестки отказались и скрылись в лесу. В деревне остались только женщины и дети. Когда стали описывать и забирать скот в счёт выплаты штрафа, то на солдат набросились женщины  с мотыгами и вилами. В ответ команда пустила в ход приклады, и «становым приставом было отсчитано 50 голов крестьянского скота для обеспечения означенного взыскания».

Губернатор Лутовской в своём обращении к министру внутренних дел Н.И. Шебеко пишет, что «крестьянское население Нарвской волости вообще, как уже имел честь докладывать, карелы, крайне упрямое и даже почти дикое население». Он предлагает войска оставить и дать право администрации налагать штрафы в случае подобных беспорядков.

В ответ на сей раз крестьяне пишут прошение князю Владимиру Александровичу об ускорении разбора их дела о спорных землях ( № 263 1887 г., сентября 27).

 Хочется  дословно привести слова из этого документа, чтобы сохранить стиль того времени.

«Бывший наш помещик государственный канцлер граф Карл Васильевич Нессельроде на основании учреждения сохранной казны и вновь постановленных правил о выдаче в заём денег под залог недвижимых имений в 1848 г. просил Опекунский совет выдать ему в заём на 37 лет семьдесят две тысячи восемьсот семьдесят руб. (72870) серебра под залог крестьян тысяча сорок одну душу (1041) с жёнами и детьми, их внучатами и приёмышами, со всеми их принадлежностями, строением, пожитками, скотом, пахотной и непахатной землями, лесом, покосами, дачами и межеванию по всем крепостям и сделкам к оному принадлежащим.

Граф Нессельроде, заложив своё имение, перевёл весь долг платежа в Опекунский совет на все наше общество крестьян, каковой долг Опекунскому совету 174000 руб. = % нами уплачен ещё в 1885 году сполна, почему заложенное имение с землёй, выкупленное нами, должно всецело принадлежать крестьянам нашего общества. Между тем по каким-то правам, нам неведомым, пользовался и пользуется посейчас землей покойного графа Нессельроде, а по выкупе её нашей помещик Байков, не имеющий законных документов на владение землей».

Дальше они пишут, что судебный иск по этому делу находится во втором департаменте Правительственного сената за № 3721 от 15 марта 1887 г. Они пишут о том, что в настоящее время их общество имеет ограниченный надел земли – всего 3 десятины на душу, «каковая не даёт нам возможности содержать семейства, терпя недостаток в хлебе». Теперь ещё начались притеснения и гонения, забирают разные хозяйственные припасы и скот в счёт уплаты долга. Забранный скот был продан за бесценок, пострадали как должные, так и недолжные крестьяне, дети лишились последнего пропитания. 28 апреля для усмирения к нам направили 2 роты солдат. Воинские чины стали распоряжаться нашим имуществом, требуют подавать им лошадей для разъездов, нескольких лошадей уже загнали.

В Куземкино был собран сход всех деревень и требовали с угрозами ссылки в Сибирь подписать какую-то бумагу, содержание которой не прочитывали. Всё общество от этой подписки отказалось.

***

«Видя такое насилие со стороны правительства, мы разбежались по ближайшим лесам, дабы не быть арестованными, оставив семейства на произвол судьбы. Время для обработки полей вследствие этой неурядицы прошло, ибо мы боялись идти в поле на работы, почему на будущий год мы остаёмся без хлеба. Судебными властями арестовано 35 человек крестьян, в числе которых 5 женщин и 1 ребёнок.

Всеподданейше припадаем к стопам вашего императорского высочества, всемилостливейший великий князь Владимир Александрович, умилосердитесь над страдавшими безвинно, благоволите войти в защиту наших домочадцев и назначить скорейший разбор этого дела, не найдёте ли возможным признать и передать означенное дело присутствию по крестьянским делам, а не судебным порядком. Воздаём Господу тёплые наши молитвы о благоденствии вашего императорского высочества благоверного семейства вашего, как за избавителя страдавших верноподданных крестьян в числе 2000 человек.

Гор. Нарва, 27 сентября 1887 г.

Выборные крестьяне Ямбургского у., Наровской вол., деревень:

Куземкина – Карп Иванов, Мертвицы – Кирил Кауло, Волково – отст.унт.-оф. Иван Петров Алексеев, дер. Илькино – Савелий Михайлов, дер. Кейкино – Семен Варьки,  дер  Федоровка – Егор Иванов, дер. Куровицы – Николай Иванов, дер. Орлы – Илья Иванов, дер. Манновка – Тимофей Пахомов, дер. Извоз – Григорий Иванов, дер. Малая Арси – Андрей Мартынов. А по безграмотности  их и личной просьбе расписался запасной унтер-офицер Иван Петр Алексеев.

Прошение сие сочинял и переписывал со слов просителей козловский мещанин Владимир Васильев Шуманов

Пометка синим карандашом : «В департамент государственных имуществ».

***

Чем закончился разбор этого дела, неизвестно. Как-то не очень верится в то, что крестьяне добились справедливости. Здесь представители  тех же деревень, из которых были высланы первые поселенцы Рыжково: Мертвицы, Волово, Илькино, Федоровка, Малая Арси. Подписи представителей деревень на этом прошении почти все русские.

Русские фамилии и у первых арестованных, хотя губернатор Лутовской указывает на то, что они карелы. Очень распространенной оказалась фамилия Иванов...  Так что русские имена и фамилии были характерными среди крестьян этой местности, как и среди первых жителей Рыжково.

Карта Ямбурского уезда Нарвской волости представлена на рисунке к этой статье.

Разобраться в причинах такого происхождения фамилий  мне помогла книга В.И. Мусаева «Политическая история Ингерманландии в конце XIX – XX веке».

В той части, где речь идет о древней истории Ингерманландии, он говорит о том, что на южном побережье Финского залива издавна жили племена водь и ижоры или ингры («inkeroiset”,   “inkerikot”). Древнейшие ижорские захоронения на берегу Копорского и Лужского заливов датируются XI - XII веками. Своим происхождением ижоры связаны с карелами и финнами-суоми. Сами ижоры довольно долго называли себя карелами и свой язык – карельским.

Ижоры неоднократно фигурируют в летописях в связи с военными предприятиями Новгорода. Ижорские отряды участвовали и в Невской битве 1240 года вместе с дружиной князя Александра Невского. Водь и ижоры подвергались русскому влиянию, чему способствовала их христианизация по православному обряду.  Отсюда и появляются русские имена, полученные при крещении, а потом и фамилии, как производные этих имен: Иванов – сын Ивана, Мартынов – сын Мартына и т.д. И теперь также понятно, почему губернатор Лутовской называет жителей Ямбургского уезда карелами.

В 1611 году Швеция завоевала территорию Ингрии, и Ингрия наряду с Финляндией получила собственный герб и право выдвигать своих депутатов в Шведский ригстаг. Шведская лютеранская церковь стала активео проводить миссинерскую работу среди местного населения по принятию лютеранства. Та часть ижорского народа на Карельском перешейке и в Ингрии, которая приняла лютеранство, стала называться ингермаландцами. А те, которые хотели сохранить православное вероисповедание, бежали из Ингрии и осели в Московских землях от Белого моря до Твери. Московское правительство поддерживало население разными льготами, потому что после польско-литовской интервенции были опустошены земли Московии. В Ингрию на освободившиеся земли пришли финны из Финляндии, которым правительство Швеции тоже предоставляло соответствующие льготы.

Ижоры.принявшие лютеранство, остались с русскими именами и фамилиями.. Ведь такая традиция  укоренилась в течение нескольких веков (с XII века – православное крещение до XVI века – завоевание шведами и принятие лютеранства).

В 1700 году московские войска вторглись на территорию Ингрии. Началась война между Швецией и Россией, в результате которой Ингрия отошла к России, В 1708 году по указу Петра 1 была образована Ингермаландская губерния.. На карте 1756 года видно, что она включала не только территорию нынешней Ленинградской области, но и Олонецкую, Вологодскую, Новгородскую и Тверскую области. Видимо, там жили в основном финно-угорские народы. Генерал-губернатором был назначен князь Александр Меньшиков. Петр I разрешил на территории Ингермаландии свободу вероисповедания.

Так и остались с русскими фамилиями те ингермаландцы, предки которых жили в этих местах еще с XIII века. Финны, которые переселились на земли Ингрии в шведские времена, были с финским именами и фамилиями и селились в основном в северной части Ингрии, которая была ближе к Финляндии. В южной части Ингрии, ближе к границам нынешней Эстонии, жили в основном исконные жители этого края. Именно из этих мест и были сосланы первые жители Рыжково.

Чтобы окончательно завершить тему «рыжковского» финского языка, я хочу рассказать о своей тёте Паулине, которая неожиданно ответила мне на многие вопросы. Её девичья фамилия Юрьева. Эта фамилия самая распространённая на древней карте Рыжково. Она знает, что её прапрадед был из первых ссыльных. Ей сейчас  88 лет, но память у нее великолепная, ни о каком склерозе нет и речи. Живёт она в Петербурге. У неё был очень мудрый отец, который дважды спас свою семью от репрессий.  В 1928 году, когда начиналась волна раскулачивания, он продал своё хозяйство и вместе с семьёй завербовался в Карелию на лесоразработки. Там Паулина училась в финской школе.

Но когда в 1938 году в тех местах начались репрессии по отношению к финнам, то он опять со всей семьёй вернулся в Сибирь в своё родное Рыжково. Паулине пришлось осваивать русскую грамматику самостоятельно, и она с этим успешно справилась, в её письмах ошибок нет.

Я уже упоминала о том, что после войны, когда Прибалтика вошла в состав Советского Союза, то правительства этих стран приглашали к себе   на жительство эстонцев, латышей и литовцев, живущих в России.

Из нашего села уезжало много молодёжи, в том числе уехала и Паулина. Она жила сначала в Таллинне,  потом вышла замуж и уехала в Ригу. Совсем недавно, будучи в Петербурге, я спросила у неё, как же называется тот финский язык, на котором говорят в Рыжково, и где же ещё говорят на этом языке. Она мне ответила, что это не карельский и не финский, так как эти языки она знает в совершенстве. И рассказала мне вот какую историю.

Живя в Риге, она однажды поехала в гости к одной из наших односельчанок в Иван-город. Та жила в большой коммунальной квартире. И когда Паулина вышла на кухню, то услышала, как женщины на кухне говорят как раз на «рыжковском» финском языке. На её удивлённый вопрос подруга ответила, что половина Иван-города говорит на этом языке и называют себя ингерманландцами. Этот разговор и поставил точку в череде моих вопросов. Теперь я точно знаю, где говорят на том финском языке, который знаю я. После войны, когда ингерманландцам нельзя было возвращаться на жительство  домой, многие из них осели в Эстонии, ближе к родным местам.

 

 

Когда в 90-е годы Эстония стала самостоятельным государством, то некоторые наши бывшие односельчане с русскими фамилиями столкнулись с тем, что с них потребовали документы, подтверждающие их эстонское происхождение. Многие жили там уже не одно десятилетие и тем не менее они должны были ответить на такой вопрос. Естественно, что никаких подтверждающих документов не было и где их взять – неизвестно. Будучи ингермаландцами, они были записаны эстонцами с тех времен, когда в 30-е годы начались гонения на финнов. В итоге оказалось, что наши односельчане практически вернулись на земли своих предков, хотя об этом и не знали. А теперь они вынуждены доказывать свое происхождение. Знание тех исторических документов, которые здесь приведены,  могло бы оказать им практическую помощь.

 

 


Комментарии
Добавлено 2013-01-25 07:20:20
Тоже очень познавательная статья. Все на этом сайте интересно читать ;)

 Рыжково

Добавлено Lud 10 лет назад

Посмотреть на карте

 Популярные точки района

Рыжково (Материалов: 58)

Шипуново (Материалов: 52)

Крутинка (Материалов: 34)

Новокарасук (Материалов: 34)

Паново (Материалов: 24)

Сингуль (Материалов: 20)

Усть-Логатка (Материалов: 19)

Китерма (Материалов: 17)

Солорёвка (Материалов: 13)

озеро Калыкуль (Материалов: 4)

 ТАКЖЕ МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ:

0 комментариев | Автор: flaster

1 комментарий | Автор: SAVIELOV

0 комментариев | Автор: 1__7

0 комментариев | Автор: Natalitachitdinova

0 комментариев | Автор: KEA87

 

Омск - создание сайтов