Без вины виноватые. Это было в Колбышево...

О масштабах репрессий говорить трудно. Самый большой урон – огромный! – понесло крестьянство. Жертвами стали не только погибшие в застенках, но и те, кто жил и трудился в те страшные времена. Им выпал тяжкий крест отрекаться от отцов и матерей, мужей и жен, братьев и сестер, дороже которых у человека нет.

На примере небольшой деревни Колбышево попробуем проследить, какие жестокие репрессивные последствия повлекла за собой политика сплошной коллективизации. Не успели просохнуть чернила на закрытом приказе от 1 февраля 1930 года, направленного на «ликвидацию кулачества как класса», уже буквально на следующий день 3 февраля 1930 года в Колбышево были арестованы: С.С. Беззубов, 1893 года рождения, малограмотный, С.Д. Неупокоев, 1873 г.р., малограмотный, В.А. Зорин, 1888 г.р., малограмотный, П.Л. Власов, 1893 г.р., малограмотный, Я.С. Кузнецов, 1900 г.р., малограмотный, Р.А. Стариков, 1886 г.р., неграмотный (в мае этого же 30 года все были расстреляны).

Деревня замерла. Ее сковал ужас. Такого она еще не знала. Ни дыма, ни огня, а вещи тащат из домов, как при пожаре. Тащить было что: на подворье десятки коров, овец, лошадей, амбары, полные зерна, сеялки, веялки, косилки, маслобойки. Словом, жили крепко. Семьи арестованных: жены, дети, старики – вывезены «за болото», в урочище Кулай, самое гиблое место в Омской области. Среди них А.Т. Беззубова и ее дочери Тая, десяти лет и Лена, семи лет, Дарья Яковлевна Власова с дочерью Анфеей, семи лет. Зоя Петровна Веренцова, младшая дочь Петра и Дарьи Власовых, поведала страшную историю о трагической судьбе ее семьи.

Петр Власов – потомственный казак. Его предки прибыли в Сибирь в конце 17 века и были первыми жителями деревни. В молодые годы Петр Лаврентьевич служил в царской армии, воевал на фронтах первой мировой войны. «Всегда подтянутый, видный, дружелюбный», - так говорили о нем старожилы. Женился рано, жена родила ему двоих дочерей - Анфею и Зою, сына Георгия. Держали большое хозяйство: коровы, лошади, овцы, свиньи. Был свой инвентарь, амбар с закромами для зерна, крупы, мука. Летом засевали 20 десятин, а осенью засыпали полные закрома зерна. Зимой Петр занимался ямщиной. В день ареста выскребли все. Но не это страшно. Страшно, что растерзали семью. Дом отобрали, Дарья ушла с детьми в дом матери. Вскоре и ее со старшей дочерью вывезли «за болото». Заботы о Зоечке и Гоше легли на плечи бабушки Арины Кузьмовны, которая мужественно переносила выпавшее на ее долю горе.

Как самую дорогую семейную реликвию хранит Зоя Петровна письмо своей мамы из-за Кулая. Вот строки из письма (орфография сохранена - Г.Р.) «Дорогая мамочка, если вам возможно это, будьте добры, снимитесь на карточку со всеми детями моеми и сама мама. Я хоть буду довольна тем, что на карточку буду глядеть, на милых моех детей. Дорогая мамочка, если можно хлопотать то не жалейте ничего. Всю одежду мою прохлопочите, все, что осталось у меня, и хомут, и рапдан, и все это прохлопочите, но как-нибудь достаньте меня из этой тайги, если мне здесь жить, то живая смерть. Жить не как невозможно, все свои силы потребите, но выхлопочите меня отсюдова. Здесь жить очень тяжело, и нам жить здесь нельзя, и паек весь идет в перед, у нас работа сейчас тяжелая, не по силам, измаились и надсадились. Ведь лес таскать лошадям надо, а оне нас заставляют. Я, дорогая мама, пять дней ягоду клюкву брала и ноги у меня простыли, как в воду зайду, так полны сапоги, а вода холодная. Я живу вместе с евгащинскими Мельниковыми, мы живем хорошо, народ очень хороший, никакого греха у нас нет, и живем 16 человек в избе, а в другой избе 19 человек. У нас здесь померла Анна Гавриловна, она хворала тифом, и все время была без памяти, детей ее Таю и Лену увезли в Томск, не знаю, доехали они или нет. И еще сообщаю, что помер дядя Андрей Зорин, у него ноги пухли. Мамочка, вы не думайте, что мы от вас далеко, это всего 370 верст или даже ближе. Мы как приехали, так похоронили 600 человек и еще помирают. Затем до свидания. Гоша и Зоечка оставайтесь живы и здоровы. Писала, плакала. Жду ответа, как соловей лета. Писала Дарья Власова».

Детей своих Дарье Яковлевне не суждено было больше увидеть. Она умерла там, «в тайге». Муж ее, Петр, был расстрелян в 30-м году.

Очередная волна репрессий прокатилась по деревне в 1937 – 38 гг. В это время в Колбышево были арестованы: В.Т. Усков, 1864 г.р., единоличник, расстрелян в Таре 21 марта 1938 г., Г.С. Лаптев, 1889 г.р., грамотный, единоличник, расстрелян 1 ноября 1937 г. в Таре, А.И. Шамякина, 1906 г.р., неграмотная, колхозница, расстреляна 1 ноября 1937 г. в Таре, С.С.Власов, 1856 г.р., неграмотный, единоличник, расстрелян 21 марта 1938 г. в Таре, П.И. Кузнецова, 1883 г.р., неграмотная, колхозница, расстреляна 1 ноября 1937 г. в Таре. У каких нелюдей поднялась рука на женщин?!

Мелентию Евдокимовичу Седельникову на момент ареста было 72 года. Это был известный на всю округу пимокат и глубоко верующий человек. Поводом для ареста послужило его высказывание об открытии церкви в Евгащино. Умер Мелентий Евдокимович на Соловках в возрасте 96 лет.

Сергей Петрович Кузнецов работал бригадиром полеводства в колхозе с первых дней его организации. Арестовали Сергея Петровича 5 ноября 1937 г. На работе, не дав попрощаться с семьей. Поводом для ареста послужил произошедший во время уборки зерна случай. В поле приехал оперуполномоченный Крестьяников, чтобы провести собрание с колхозниками. «Что вы, какое собрание, ведь хлеб убирать надо, погода портится», - ответил бригадир. Обвинение было предъявлено за контрреволюционную агитацию без ссылки на закон. Вместе с отцом был арестован пятилетний сын Алексей. По воспоминаниям старожилов, Сергей Петрович был очень добрым, деликатным человеком. Рассказывают, как плакали женщины и девушки, когда его арестовывали. К сожалению, ничего не известно о судьбе Алексея, так как в 50-е годы семья уехала из Колбышево. Это был не единственный случай, когда репрессировали детей.

Поражают своим цинизмом и жестокостью уголовные преследования крестьянства. Поток заключенных, направляемых в ГУЛаг, был мощным и непрерывным. Среди них – хозяйственные, с практической смекалкой, гордые колбышевские крестьяне. Массовый политический террор вызвал к жизни такие карательные органы, как «тройки», им предоставлялось право приговаривать к расстрелу или заключать в тюрьму сроком на восемь – десять лет. Все это приучало жить в постоянном страхе и напряжении. Люди не только трепетали, завидя ромбы и петлиц малиновый цвет, они начинали бояться своих друзей, родных и знакомых, которые, сами того не желая, могли стать причиной их несчастий и бед. 75 лет минуло со страшного 1937 года, ставшего в истории пиком политических репрессий. Это никогда не забудется, да и как забудется, если острым осколком сидит в сердцах миллионов людей и болит, болит, болит… Наш долг – увековечить их память и предостеречь ныне живущих от повторения подобной трагедии.

Галина Рябикова.

 

 

Комментарий: Месяца три назад познакомилась с материалами исследовательской работы евгащинских краеведов о политическом терроре 1930 – 37 гг. в деревне Колбышево. За годы журналистской деятельности ничего подобного не читала: поднять такой пласт истории (это только отрывок) вдумчиво, основательно, фундаментально. Молодцы, евгащинцы, браво, коллеги! Признаюсь: давно бы предложила газете их труд, но так обожгло, что не могла собраться с духом, плакала, читая, плачу и сейчас. Представить себя на месте Дарьи Власовой… Вы, в силах, читатель?! А главное: за что?!! Может, после прочтения, ни у кого не повернется язык сказать: зачем копаться в прошлом? И все-таки, может, пора поставить в районе обелиск невинно убиенным и тут же мемориальную доску, на которой большими каменными буквами напечатать письма Дарьи Власовой из гибельной бездны маме и деткам Зоечке и Гоше? Как напоминание, что это не должно повториться. А рядом установить колокол, чтобы звон его постоянно будил нашу память и совесть. …

Горжусь стойкими, несгибаемыми своими земляками (я родилась в Колбышево, и предки мои, Власовы, также пришли в Сибирь с Ермаком в 17 веке). Природным своим могучим умом предки мои понимали абсурдность новой политики, долго не вступали в колхоз, тем до белого каления доводили уполномоченных (в народе их прозвали «упал намоченные»). Вожди понимали, как опасны, смертельно опасны независимые крестьяне для власти. Потому и грабили их, ссылали, расстреливали. ...Из гибельной бездны взывают, молят о прощении и незабвении Дарья Власова, Анна Шамякина, Пелагея Кузнецова, Петр Власов, П.Кузнецова... Помните о нас, мы памяти вашей достойны, потомки.

Римма Левкина.  Наша Иртышская правда. №12. 10 мая 2013.

На фото Дарья Власова (слева), Петр Власов и его мать


Комментарии
Добавлено 2013-06-01 18:11:26
уже старое дело.. жаль что не вовремя все это было
Добавлено 2013-06-12 15:05:45
Да, во время репрессий много крестьян пострадало.

 Колбышево

Добавлено LPS 6 лет назад

Посмотреть на карте

 Популярные точки района

Такмык (Материалов: 113)

Большеречье (Материалов: 76)

Решетниково (Материалов: 53)

Черново (Материалов: 29)

Тусказань (Материалов: 24)

Евгащино (Материалов: 22)

Старокарасук (Материалов: 12)

Байгачи (Материалов: 9)

Инберень (Материалов: 5)

Боровянка (Материалов: 4)

 ТАКЖЕ МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ:

0 комментариев | Автор: Zn_shcool

0 комментариев | Автор: LPS

0 комментариев | Автор: dexter22

0 комментариев | Автор: Valeria

0 комментариев | Автор: nina

 

Омск - создание сайтов