Лисины. История деревни старожильцев XVII века

В 1810 г. выселок Кондратьево регистрируется администрацией Бергамака как «деревня Лисино» по причине преобладания в нём дворов Лисиных. А до начала XIХ в. в выселке существовал всего лишь один двор, построенный в 1699 г. переселенцем из Тарского городка Алексеем Лисиным с сыновьями. В 1701 г. хозяин двора, Иван Алексеевич Лисин, заносится в список пашенных крестьян Бергамакской слободы. В 1707 г. двор Лисиных регистрируется как одно−дворовая «деревня Лисина», которая вскоре будет покинута всеми четырьмя братьями Лисинами. Спустя столетие потомки Лисиных возвращаются в свою деревню и возвращают ей утраченное имя. (На рисунке – таблица 5 из магистерской диссертации Л.Ю. Кудашовой).

К новой истории образования деревни Лисино 

История современной деревни Лисино, расположенной на берегу левого притока реки Тары – речке Танатаровке, хорошо известна лишь с начала XIХ века. Согласно научным изысканиям Петра Тимофеевича Сигутова, в 1810 г. выселок Кондратьево был переименован в деревню Лисино и впервые зарегистрирован Бергамакской администрацией за многие десятилетия своего существования. Деревня носит фамилию Лисиных, поскольку на год регистрации число дворов семей Лисиных превысило число дворов других фамилий. А до начала XIХ в. в Кондратьево стоял всего один двор, в котором не велось никаких хозяйственных работ, что, возможно, и объясняет причину отсутствия его регистрации. После прибытия новых переселенцев выселок Кондратьево начал отстраиваться и к 1857 г. в деревне Лисино стояло «уже 49 дворов и две ветряные мельницы» [1].

Изложенную историю следует дополнить тем фактом, что в 1707 г. одно–дворовое поселение Лисина уже фигурировало в административных списках Бергамакской слободы как «деревня Лисина». На рубеже XVII – XVIII вв. в её списки вносились как одно–дворовые семейные поселения, отпочковывавшиеся от слободы, так и небольшие групповые крестьянские поселения, насчитывающие до десяти дворов. Как сообщает Александр Дмитриевич Колесников, «в списке < 1707 г., опубликованном > в 1708 г. < впервые > названы деревни Кокшенева, Лисина и Муромцева на речке Сюткес» [2].

К родословной пашенных крестьян Лисиных

На сегодня считается принятым, что родословные Муромцевых, Лисиных и Кокшеневых объединяет не только соседство деревень, расположенных вдоль левого берега реки Тары, но и их предки, прибывшие в Сибирь не по своей воле. Имена основателей этих трёх сибирских родовых ветвей следовало бы искать в списке 17 ссыльных [2], включавших крепостных пашенных крестьян и опальных служилых людей, присланных в Тарский острог из разных городов России. Этот список и подобные ему списки ссыльных не сохранились, однако, имена предков и их возрастные характеристики могут быть восстановлены, полностью или частично, по ревизским сказкам их сыновей, которых в Сибири принимали как вольных переселенцев. Среди известных примеров, приведенных А.Д. Колесниковым, мы находим сказку старшего сына ссыльного Ивана Афанасьевича Муромцева [3]: «Афанасий Иванов сын Муромцев сказался, что родом он с Москвы, жил за боярином Петром Салтыковым во крестьянах, в Сибирь прислан в 1671 году». А в случае ссыльного крестьянина Лисина его сын «Генка Лисин–Коваль сказался родом с Москвы, жил за князем Черкасским во крестьянах, в Сибирь прислан в 1672 году» [2].

Сказки жителей Тарского и Бергамакского военных гарнизонов, сначала заносились в предварительные списки администрации, а затем публиковались в переписных листах по первой (1701 г.) и по второй (1747г.) ревизиям Тарского уезда. Приведенная сказка сына ссыльного Муромцева была опубликована в Дозорной Книге Тарского уезда 1701 г. по Бергамаку (далее – список 1701 г.) в графе «откуда родом», а её дата опроса была скорректирована по списку второй ревизии по Бергамаку [3] (далее – список 1747 г.). Старший сын ссыльного Матвея Кокшенёва, уроженец Бергамака Яков Матвеевич, не вошёл в первый список 1701 г., поскольку в возрасте до 25 лет ещё не был главой семьи, а крестьян–«бобылей» в этот список не вносили. Спустя 46 лет его сказка также не была опубликована по двум причинам. Во первых, во втором списке 1747 г. уже отсутствовала графа «откуда родом», а во вторых, там сообщалось, что старший Яков Кокшенёв уже умер.

Ни приведенная выше сказка «Генки Лисина–Коваля», ни его потомки не были обнаружены ни в одном из перечисленных выше опубликованных списков. Однако в первом списке 1701 г. по Бергамакской слободе среди фамилий самых первых её поселенцев мы находим пашенного крестьянина «Лисина Ивашко Алексеева сына», причём в графе «откуда родом» он указан как «Бергамакской слободы крестьянский сын». По этой записи мы восстанавливаем имя его отца, крестьянина Алексея Лисина, переселившегося 30 лет назад в числе первых крестьянских семей из деревни Чекрушанская в недавно отстроившийся Бергамакский городок. «В 1668 года началась подготовка двух первых слобод – Бергамацкой и Аевской. В Бергамацкую были переведены крестьяне из <деревни> Чекрушанской, сюда же направлялись ссыльные» [2], среди которых оказались семьи Муромцевых и Кокшенёвых.

Хотя на год проведения опроса у Ивана Алексеевича не было сыновей и графа «его дети» осталась незаполненной, в графе «его братья» мы находим «Митку, 30» лет, «Сенку, 20» лет, и «Васку, 9» лет. Для восстановления г.р. сыновей Алексея Лисина достаточно вычесть их возраста из года, в котором была проведена эта запись. Принимая год опроса за год публикации списка 1701 г., мы восстанавливаем (и приводим в скобках) г.р. всех 4–х братьев Лисиных: Ивана (1670), Дмитрия (1671), Семёна (1681) и Василия (1692) Алексеевичей, родившихся в Бергамакской слободе после 1669 г., который можно с уверенностью принять за год переезда их отца из Тарского городка. При оценке г.р. Ивана Алексеевича (1670) был принят во внимание факт рождения его младшего брата Дмитрия в 1671 году. Полученные результаты для г.р. характеризуются относительно большой точностью и их погрешность оценивается в ±1 год.

При оценке г.р. Алексея Лисина (1645) было сделано допущение, что на момент рождения его первого сына ему уже исполнилось 25 лет. Этот возраст мужчины зависит от многих социальных и семейных факторов. Однако, поскольку для пашенных крестьян XVIII – XIХ вв. он составил устойчивый период от 20 до 30 лет, то погрешность приведенного результата оценивается в ± 5 лет. Как оценки более низкой точности, она  выделена курсивом.

Проведенный анализ родовой ветви Лисиных указывает на то, что корни их родового древа восходят к старожильцам начала XVII века. Действительно, основателя сибирского рода Лисиных следует искать среди первых поколений ссыльных пашенных крестьян Тарского острога, построенного в 1594 г., которые освоили самую первую пашню в Тарском воеводстве на речке Чекруше и участвовали в основании деревни Чекрушанская («село Чекрушева») [2]. «Годом основания Чекрушева считается 1600 г., когда сюда по указу царя Бориса были посланы «3 человека латышей и 2 семейства беглых крестьян», а также еще 38 человек, которые были записаны в пашенные крестьяне».

Освоение заимки Лисина

Несмотря на то, что крестьянские семьи пашенных крестьян, вольного Алексея Лисина (1645) и ссыльного Ивана Муромцева (1635), прибыли в Бергамакскую слободу в разное время и в разном семейном составе, выбранные ими земельные участки расположились в непосредственной близости друг от друга, на расстоянии 10 км по прямой линии. Оба самовольно занятые ими земельные участки – заимки, были облюбованы на живописных притоках левого берега реки Тара: заимка Лисина – на речке Танатаровке, а заимка Муромцева – на речке Сюткес. Первая – на расстоянии в 6 км по прямой от Бергамакской слободы, а вторая – в 16 км.

В крестьянских семьях того времени функции взрослых и детей по домашнему хозяйству были строго распределены. Девочки помогали матери заниматься кухней, стиркой, огородом, а также уходом за домашними животными. Мальчики привлекались ко всем многочисленным мужским обязанностям по двору, включая изготовление и ремонт мебели. К 12–ти годам мальчики уже умело управлялись с лошадью и активно участвовали в пахотных работах. В качестве условного временного критерия начала освоения первой семейной пашни в крестьянской семье было выбрано условие достижения 15–летнего возраста первым помощником отца, а для развёртывания строительных работ по постройке деревянного дома – достижения 15–летнего возраста помощника двум взрослым крестьянам [3]. Таким образом было установлено, что большая семья Муромцевых могла начать освоение своей заимки уже в середине 1680–х гг., а первый дом построить в начале 1690–х годов [3]. Эта оценка хорошо согласуется с 1692 г. картографической регистрации этого дома на чертеже С.У. Ремизова, установленным с погрешностью в ±3 года [4].

К концу 1680х гг., когда старшим сыновьям Ивану (1670) и Дмитрию (1671) исполнилось по 15 лет, и Алексей Лисин (1645), в возрасте между 40 и 45 лет, уже мог завести семейную заимку и организовать на ней пашенные работы. Согласно второму критерию, постройку первого двора на заимке Лисина можно отнести к концу 1690–х гг., когда третий сын Семён (1681) мог стать полноценным помощником на семейной стройке. Здесь следует отметить, что на строительство дома мог уйти не один год и что здесь приводится самая оптимистическая оценка. Она могла бы реализоваться в приведенные годы только при благоприятных стечениях обстоятельств. По–видимому, у Лисиных при постройке дома семейные дела складывались благополучно, поскольку эта оптимистическая оценка хорошо согласуется с годом 1699 картографической регистрации двора Лисиных, установленным с погрешностью до одного года [4].

На факт существования заимок Муромцева и Лисина независимо указывает замечание Ю.Н. Ефремовой о том, что «в начале XVIII в. сыновья Муромцева и Лисина хлопотали о переселении на подысканные ими свободные участки» [5]. Поскольку к 1701 г. на заимках 66–летнего Ивана Муромцева (1635) и 56–летнего Алексея Лисина (1645) уже были отстроены первые дворы, то ходатайства государственных пашенных крестьян Афанасия Ивановича Муромцева и Ивана Алексеевича Лисина подразумевали лишь легализацию уже существующих построек и их семейных поселений. Ходатайства были удовлетворены лишь через 7 лет, когда семейные заимки впервые публикуются в списке 1708 г. бергамакской администрации как «деревни «Кокшенева, Лисина и Муромцева на речке Сюткес», приведенные в нём в алфавитном порядке. (Отметим, что на год публикации этого списка буквы «ё» ещё не существовало [4]). Сторожевая служба слободы знала о таких неучтённых заимках, взымала с их глав семей налог зерном, однако на протяжение десятка лет не доносила об образовавшихся одно–дворовых поселениях местным властям.

Печальная судьба деревни Лисина

Из цитируемого выше замечания Ю.Н. Ефремовой следует, что заявки в администрацию слободы подавали не главы семей Муромцевых и Лисиных, а их старшие сыновья. В первом случае, ссыльный крестьянин Иван Муромцев пожизненно был лишён прав на собственность, а во втором случае прошение подавал Иван Алексеевич Лисин, хотя правом быть хозяином двора обладал его отец, 65-летний Алексей Лисин (1645). С учётом того обстоятельство, что в списке 1701 г. главой семьи Лисиных числился старший сын, можно предположить, что переселенец Алексей Лисин просто не дожил до регистрации его семейной заимки и построенного им с сыновьями первого двора. Поэтому формальным основателем деревни Лисина, картографированной в 1699 г., как и хозяином её двора, стал Иван Алексеевич Лисин, вошедший в списки слобожан в 1701 году. А первыми поселенцами семейного дома стали его младшие братья Дмитрий, Семён и Василий, а также его мать и сёстры. Возможно, что после смерти отца отношения между братьями разладились и все они покинули этот дом, в результате чего регистрация деревни Лисина была аннулирована. Об этом свидетельствует Переписная Книга Крестьян Тарского Уезда 1719 г. по Бергамакской слободе, где деревня Лисина, в отличие от деревень Муромцева и Кокшенева, уже не числится. Из переписного списка крестьян той же книги следует, что двое братьев Лисиных вернулись проживать на территории слободы, а ещё двоих братьев Лисиных можно встретить среди хозяев дворов, построенных в деревнях Муромцева и Сеткуловская (или Танатовская).

О лидировании фамилии Лисиных в XVIIIXIХ веках

Исследования по распространению русских старожильческих фамилий в деревнях Омского Притарья были проведены Людмилой Юрьевной Кудашовой на основе ревизских списков, включая списки Первой Всеобщей переписи 1897 года. Часть результатов этих исследований приведена на рисунке к статье, любезно предоставленным её автором. Список фамилий на рисунке представлен в форме распределения мест по частоте их использования в русских деревнях, а сами названия деревень представлены в порядке убывания их заселённости.

Как видно из рисунка, на 1782 г. наибольшее число дворов зарегистрировано в деревнях Муромцево, Кокшенево и Мысовская, а наибольшее число дворов по исследуемому региону принадлежит Кокшеневым, Грязновым и Лисиным. Семьи Лисиных, утратившие свою родовую деревню в начале XVII в., занимают третье место по популярности в рассматриваемом регионе. Ситуация, однако, меняется после 1810 г., когда Лисины возвращаются в свою покинутую деревню, получившую название выселка Кондратьево, а также активно расселяются и приумножаются в других деревнях Омского Притарья. С тех пор, на протяжении полустолетия фамилия Лисиных прочно занимает первое место по популярности среди всех других фамилий. Как уже отмечалось, за этот период число дворов вырастает от одного до 49, т.е. каждый год в деревне строилось, в среднем, по одному двору. По заселённости эта деревня из последнего места по списку выходит на 7е место, в резком отличии от ситуации с деревнями Муромцево и Кокшенево, относительная численность населения в которых только падает. К концу XVIII в. массовое переселение крестьян в Сибирь из Европейской части России приводит к вытеснению старожильческие фамилий, отодвигая их популярность во второй десяток по списку.

Наконец, сам факт того, что некоторые из потомков пятого поколения сибирского рода Лисиных, отсчитывая от Алексея Лисина, вернулись на землю своих предков и возвратили ей утраченную на сто лет фамилию Лисиных, может означать, что в семьях Лисиных поддерживалась семейная легенда о родовой деревне на речке Танатаровке, которая передавалась из уст в уста, из поколения в поколение.

Источники:

[1] История населенного пункта деревни Лисино (Кондратьево). Сайт Омская область на карте, 2013. http://www.omskmap.ru/point/lisino/lore/318

[2] Колесников А.Д., Омская пашня. Заселение и земледельческое освоение Прииртышья в XVI – начале XX веков. Омск,1999.

[3] Кокшенёв В.Б., Муромцевы. Общий предок сибирского рода. Сайт Омская область на карте, 2020. http://www.omskmap.ru/point/myromcevo/lore/526

[4] Кокшенёв В.Б., Картография бергамакских поселений XVII века. Деревни Муромцева, Лисина и Кокшенёва (Оброскина). Сайт Омская область на карте, 2018. http://www.omskmap.ru/point/dkokshenevo/lore/522

[5] Ефремова Ю.Н., Муромцевы, Тачины, Чередовы: на Сибирской земле с XVII века. Родовая Книга Сибири, Омск, 2014. Стр. 130. http://www.omskmap.ru/files/books/rodbooksiberia.pdf


Комментарии

Нет комментариев

 Лисино

Добавлено lambor 11 лет назад

Посмотреть на карте

 Популярные точки района

Окунево (Материалов: 91)

Алексеевка (Материалов: 52)

Артын (Материалов: 50)

озеро Линёво (Материалов: 42)

Муромцево (Материалов: 34)

озеро Данилово (Материалов: 20)

озеро Шайтан (Материалов: 13)

Кокшенево (Материалов: 13)

Надеждинка (Материалов: 12)

озеро Щучье (Материалов: 10)

 ТАКЖЕ МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ:

0 комментариев | Автор: BoSS

0 комментариев | Автор: lopatin

0 комментариев | Автор: flaster

0 комментариев | Автор: dbnz

0 комментариев | Автор: Aleksandr

 

Омск - создание сайтов