Мартынов Леонид Николаевич

9 (22) мая 1905 г. — 21 июня 1980 г.

Знаменитый русский поэт. Лауреат Государственной премии СССР (1974).

Его именем названа улица Омска

Леонид Николаевич родился в городе Омске в семье техника железнодорожных путей. Все свое детство он провел в постоянных переездах, увидел много провинциальных городов из окна служебного вагона отца. Поэтический склад ума у маленького Леонида обозначился очень рано. Он впоследствии писал, что поначалу поэзия казалось недостижимой мечтой, сказкой, которая вряд ли могла стать действительностью Мартынова в будущем.

Края, в которых проживал Мартынов в детстве, представляли собой места убогих поселений, «тонущих то в снегах, то в грязи». Будущий поэт смотрел на суровый край своего детства, вспоминая о столичных красотах, о которых писалось в книгах. Матерью поэта была Мария Григорьевна Збарская, дочь военного инженера.

Поступив в гимназию, Мартынов проявил неординарные способности в области изучения древних и современных иностранных языков, географии, истории. В 1921 году он, не успев закончить пятый класс средней школы, занялся литературной деятельностью. Дебютом Мартынова называют публикацию стихотворений в издании «Искусство». Журнал выпускался при Художественно-промышленном институте им. Врубеля. Также в 1921 году поэт отослал свои работы в газеты «Гудок», «Сигнал», Рабочий путь» в Омске. В своей автобиографии Мартынов вспоминал, что первые его литературные попытки были жестко раскритикованы польским литературным исследователем за антипоэтичность стихотворений.

Наиболее ранним литературным опытом Мартынова стало сотрудничество в сборнике «Футуристы». Издавали его в типографии агитпарохода «3 Интернационал». Свою привязанность футуристской традиции поэт впоследствии подтвердил вступлением в литературную группировку «Червонная тройка». В ней Мартынов состоял с 1921 по 1922 год. В организацию помимо поэта входили также Шебалин, Уфимцев, Мамонтов. В 1921 году Мамонтов уговорил Мартынова поступать вместе в ВХУТЕМАС. Но вскоре поэты вернулись в родной Омск.

Литературная карьера Мартынова переживала подъем. Он сотрудничал в качестве корреспондента в газетах «Сибирский гудок» и «Омский всадник», а также находился в штате журналистов «Сибири» и «Сибирских огней». Должность в изданиях предполагала частые разъезды. Мартынов объездил множество городов Сибири. Некоторое время он работал экспедиции Уводстроя в Балахаше. На Алтае Мартынов собирал лекарственные растения, по многим селам разносил литературные издания, летал на самолете с агитационной миссией над степью Барабинска. Его живо интересовала древность и манили старинные находки. Вместе с группой экспедиторов Мартынов искал в степи останки мамонтов. Впоследствии все впечатления от путешествий поэт выразил в сборнике «Грубый корм», который появился в печати в 1930 году.

Как человек поэт относился к суеверным, странным людям. Современники описывали Мартынова, как знатока множества примет и народных суеверий. Воображение его и искусство красноречия были развиты настолько, что даже несуеверный человек, послушав Мартынова, безоговорочно ему верил.

В 1932 году в жизни Мартынова произошло трагическое событие: его арестовали по «сибирскому» делу. Вместе с поэтом под арест отправили Анова, Васильева, Черноморцева, Маркова и Забелина. Власти мотивировали участием арестованных в антисоветской деятельности. Благодаря ходатайству Гронского, вскоре выпустили Васильева. Мартынов вместе с остальными заключенными отправился в ссылку.

На севере поэту было суждено прожить долгие годы. Мартынов жил в Вологде и Архангельске. В первом городе своей ссылки он встретил будущую жену, которая в то время работала в должности секретаря-машинистки в издании «Красный север». С Ниной Анатольевной в 1935 году Мартынов вернулся в Омск. Именно здесь он написал шедевры из своего литературного творчества: «Встречу», «Сестру», «Волшебные сады», «Рассказ про материнство», «Правдивую историю об Увенькае», «Исповедь Елтона», «Тобольского летописца», «Волшебные сады», «Искателя рая», «Домотканую Венеру», «Сказку про атамана Василия Тюменца…», «Поэзию как волшебство», «Рассказ о русском инженере».

Через четыре года после конца ссылки Мартынов выпустил свою книгу «Стихи и поэмы» в 1939 году. Она вышла в Омске, так и не снискав большую славу для поэта. До этого в 1936 году в печати появилась публикация «Увенькая» Мартынова в «Сибирских огнях». Здесь же напечатали также и «Тобольского летописца». Изданием заведовал Итин Вивиан. Именно этот человек, как пишет Мартынов в своей автобиографии, сыграл в его жизни серьезную роль. Двух людей объединяли не только творческие, но и политические интересы. В 1940 году, за год до начала войны, Мартынов издал еще два сборника, которые получили общее название «Поэмы». В этом году в Москве и Омске появились очерки по истории Омского края «Крепость на Оми».

В первые же годы войны появляется еще несколько работ его в «Окнах ТАСС». В это же время мир увидели книги «За Родину!» в 1941 году и «Мы придем» в 1942 году. Благодаря ходатайству Калиниченко, Мартынов был зачислен в ряды литераторов Союза писателей. Симонов, в свою очередь, предлагал ему свое место в издании «Красная звезда», где работал фронтовым корреспондентом.

В 1943 году поэта призвали в армию. До этого ему пришлось пройти обучение во Всеобуче. Мартынов стал курсантом в Омском пехотном училище им. Фрунзе. Вместе с привычными военными обязанностями он должен был также готовить материалы по истории училища. Прошлое пехотного военного заведения Мартынов знал очень хорошо. В этом неплохо помогали его познания об истории кадетского корпуса, в который входило Омское пехотное училище. Здесь, кроме поэта, училось также много выдающихся людей: Потанин Григорий, Ярдинцев Николай, Куйбышев Валериан, Карбышев Дмитрий, Валихонов Чокан и другие. Когда поэту в прошлом доводилось изучать историю кадетского корпуса, заведение еще считалось «царским», впоследствии он начал изучать исторические данные уже Советского училища. Он много печатался в периодике, посвящал статьи и очерки истории училища. Спустя некоторое время по состоянию здоровья Мартынов был освобожден от военной повинности и оставался в училищ в качестве штатного литератора.

В конце войны в печати появилась книга Мартынова «Лукоморье». Она вышла в Москве. Через год издали «Эрцинский лес». В это время председателем Союза писателей был назначен Тихонов, поэтому «зарезанный» Фадеевым сборник «Лукоморье» и удалось опубликовать. Тем не менее, все внимание критики было приковано ко второй публикации. В августе 1946 года появилось Постановление ЦК ВКП(б) об изданиях «Звезда» и «Ленинград». Исследователи связывают разгромные публикации критиков на «Эрцинский лес» Мартынова с данным фактом. Вышла статья В. Инбер, которая получила название «Нам с вами не по пути, Мартынов!». В ней она обвиняла поэт в том, что неприятие современного строя в его стихах превращается в неприкрытую злобу, которая отразилась в словах Мартынова о человеке из СССР. Негативные отзывы появлялись и в столичных изданиях, и в омских. Власти приняли решение уничтожить тираж сборника. Поэта, в свою очередь, печатать запретили.

Существование в Омске для Мартынова стало невыносимым. Его имя перестало возникать на страницах газет, а личность поэта в глазах читателей стала одиозной. Политическая непогода стала причиной переезда Мартынова в Москву в феврале 1946 года. Здесь, как полагал поэт, было больше изданий, чем в Омске. Он рассчитывал на какую-нибудь работу в одном из них. Тем не менее, писать впоследствии Мартынову пришлось только для себя и своих близких друзей. Литературные труды его не принимались в столичных газетах. Именно поэтому долгое время поэт будет заниматься только переводческой деятельностью.

В старом доме в Сокольниках у Мартыновых в то время часто гостил поэт Гидаш Антал. Именно он решился предложить поэту перевести для однотомника, готовящегося к печати, поэтические работы венгерского поэта-классика Петефи. За счет огромной многолетней работы Мартынова появились в печати на русском языке лирические и лиро-эпические творения Максимович Десанки, Мицкевича Адама, Тувима Юлиана, Волькера Иржи, Незвала Витезслава, Квазимодо Сальваторе, Неруды Пабло, Рембо Артюра. Лучше всего у Мартынова получался перевод венгерской поэзии. Его трудами были переведены Петефи, Ади, Атилл, Гидаш, Ийеш. Впоследствии венгерское правительство жаловало поэту награду за плодотворную переводческую деятельность - орден Золотой Звезды 1-ой степени и орден Серебряной Звезды в 1949 и 1967 году. 


Отмечают своеобразие переводов Мартынова. Исследователи пишут, что он был одновременно и скрупулезен в отношении соответствия источнику, и не боялся импровизировать. Из английских авторов Мартынов переводил Теннисона, Дибдина, из чешских больше всего любил переводить Неруду Яна, из чилийских – Неруду Пабло, из литовских – Межелайтиса, из польских – Тувима, Мицкевича, Кохановского, Важика, Словацкого, Галчинского, Пшибося, из югославских – Крлежа, Жупанчича. От болгарского правительства Мартынов получил орден «Кирилла и Мефодия» 1-ой степени.

В 1954 году увидела свет статья Сельвинского «Наболевший вопрос». Она была опубликована в сборнике «Разговор перед съездом». В ней автор отзывался о поэте Мартынове очень лестно. Сельвинский писал, что поэту было суждено познать «тайну скрипичного волшебства». После данной рецензии началось возвращение поэта в ряды известных литераторов современности.

В 1955 году Мартынов отпраздновал свое пятидесятилетие. Начинающие поэты устроили для него вечер в Доме литераторов. На нем они декламировали стихи Мартынова. Поэты отзывались о Леониде Николаевиче, как о своем наставнике. На вечере также выступали обыкновенные железнодорожники, которые говорили, как поэт Мартынов помог им понять и полюбить современную советскую поэзию. В этом же году появился в печати сборник стихов Мартынова под названием «Стихи». Он стал необыкновенно популярным. В прошествии недолгого времени поэт получил громкую знаменитость, а его «Стихи» стали редким изданием. Кан настоящий «бестселлер послевоенных лет», эта книга впоследствии стала неоднократно переиздаваться, в частности в 1957 году. Мартынов стал постоянно появляться в печати, и Ахматова с неудовольствием укорила в этом поэта. В это время Мартынова называли «тихим классиком». Он вел закрытый образ жизни и продолжал заниматься творчеством.

Он писал повествовательные и описательные стихотворения, но преобладали у него те, в которых толчком для философского анализа служило конкретное происшествие. Богатство образного языка поэта отразило и нынешнюю цивилизацию, и природу. Звукового влияния на сознание читателя он достигает при помощи выстраивания словесных рядов и аллитераций.

В 1958 году на одном из московских собраний, посвященном творчеству Пастернака, вспомнили и о Леониде Николаевиче. Поэта, который пребывал в зале, попросили выразить в словах мнение итальянцев о Пастернаке. Мартынов как раз вернулся из заграничного путешествия по Италии. Он был далек от Пастернака и, как свидетельствуют некоторые источники, открыто выражал свою нелюбовь к поэту. Именно поэтому о Пастернаке Мартынов сказал всего лишь несколько сухих слов, выразив недовольство за непонятный ажиотаж вокруг фигуры поэта.

В период с 1960 по 1970 год Мартынов работал над мемуарами. В задумке поэта была назвать мемуарную прозу «Стоглавом». При издании была нарушена последовательность глав произведения. Этого требовала цензура, которая не разрешала выпускать все главы одновременно. В 1974 году Мартынов издал книгу автобиографических новелл под названием «Воздушные фрегаты». Ее называли «энциклопедией» судеб художников из Омска 20-х – 40-х годов. В 1982 году, после смерти Мартынова, была напечатана книга новелл «Черты сходства». Издания появилось в Москве, в «Современнике». В 2008 году «Стоглав» был напечатан в первоначальном варианте в столице.

В 1966 году сборник стихов Мартынова «Первородство» получил Государственную премию, в 1974 году поэтический сборник «Гиперболы» был удостоен Государственной премии СССР. 20 августа 1979 года скончалась жена Леонида Николаевича. После кончины жены, как свидетельствует Л. Лавлинский, в поэте что-то надломилось и стало разрушаться, причем не только в характере, но и в литературном творчестве. При тяжелобольном поэте неотлучно находилась Галина Алексеевна Сухова, лечащий врач всего семейства. Через год после смерти Нины Алексеевны 21 июня 1980 года умер и сам поэт.

В 1995 году именем поэта назван бульвар в Омске. Поэт на этой улице не жил, но жил недалеко отсюда, на ул. Красных Зорь, д. 30 (бывший Никольский проспект). В начале бульвара в 2001 году был заложен памятный камень (трехтонный базальтовый камень) со словами на гранитной доске: «Капитану воздушных фрегатов Леониду Мартынову от омичей».

Источник: Библиотека поэзии: Леонид Мартынов  http://martynov.ouc.ru/


Комментарии

Нет комментариев

 Омск

Добавлено derim 11 лет назад

Посмотреть на карте

 Популярные точки района

Омск (Материалов: 357)

Лузино (Материалов: 34)

Ачаирский монастырь (Материалов: 30)

Троицкое (Материалов: 23)

Чернолучье (Материалов: 17)

Красноярка (Материалов: 17)

Подгородка (Материалов: 11)

Крутая горка (Материалов: 10)

Калинино (Материалов: 4)

Усть-Заостровка (Материалов: 3)

 ТАКЖЕ МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ:

0 комментариев | Автор: valmut63ivan

1 комментарий | Автор: Lastochka

2 комментария | Автор: Aleksandr

1 комментарий | Автор: AAP

 

Омск - создание сайтов