Картография бергамакских поселений XVII века. Деревни Муромцева, Лисина и Кокшенёва (Оброскина)

Деревни «Кокшенева, Лисина и Муромцева на речке Сюткес» были зарегистрированы администрацией Бергамакской слободы в 1708 году. Другие письменные источники указывают на более ранние датировки их образования. Впервые одно–дворовые деревни Муромцева и Оброскина (Кокшенёва) были картографированы С.У. Ремизовым на одном из путевых чертежей Сибири XVII в., а возникновение дер. Лисина зарегистрировано на его «Чертеже Земли Града Тарского». Выяснение датировок составления этих двух чертежей привело к следующим датам образования поселений: 1692±3 гг. – для дер. Муромцева, 1697±2 гг. – для дер. Кокшенёва (Оброскина), и 1699±1 – для дер. Лисина, где также указаны доверительные пределы новых датировок. (На рисунке – наложение фрагмента чертежа С.У. Ремизова на современную карту Муромцевского района).

Датировки образования бергамакских крестьянских поселений

Бергамакская слобода Тарского уезда Тобольской губернии сыграла роль переселенческого центра русских старожильческих семей, переехавших из Тарского гарнизона и его окрестностей в отстроенный в 1668 г. новый гарнизон. Процесс заселения нераспаханных плодородных земель современного Омского Притарья новыми слобожанами растянулся на тридцать лет. От момента начала освоения первой пашни на облюбованных ими семейных участках до даты её официальной регистрации и учёта как «собинной» пашни, с обязательным наделом «государевой десятины», могли проходить многие годы и даже десятилетия. На это указывают широкие периоды датировок регистрации как возникших на семейных участках дворов, так и самих русских поколений, сохранивших до сегодняшних дней фамилии своих основателей.

За дату возникновения современных п.г.т. Муромцево, дер. Лисино и дер. Кокшенёво принят год 1707−й, когда администрация Бергамака впервые внесла деревни «Кокшенева, Лисина и Муромцева на речке Сюткес» в свой список, опубликованный в 1708 году. На более ранние датировки возникновения этих поселений указывают обширные научные исследования Петра Тимофеевича Сигутова [1]: для Муромцево указаны 1690−е гг., а для «Кокшеново» − рубеж XVII−XVIII веков. Эти же десятилетние периоды датировок мы для удобства представляем в другой, компактной и эквивалентной форме (приведенной в скобках): для дер. «Муромцева» (1690−1700) и для дер. «Кокшенева» (1695 −1705). Для особого случая дер. «Лисина» П.Т. Сигутов указывает год 1810−й, в котором десятки лет просуществовавший незарегистрированным выселок Кондратьево был переименован в дер. Лисино. Многолетние исследования П.Т. Сигутова основавались на списках населённых пунктов, ревизских сказках местных жителей, а также на документах переселенческих управлений [1].

Настоящая статья дополняет эти письменные источники картографическими. Первый из таких источников был найден в «Хорографической чертежной книге» С.У. Ремизова, изданной в 1711 г. (далее – ХЧК1711), хранящейся в библиотеке Гарвардского университета. Вторым является «Чертеж Земли Града Тарского» из его «Чертежной книги Сибири» издания 1701 г. (далее − ЧКС1701), получившей название атласа Сибири, находящегося в Российской государственной библиотеке. В соответствии с указом царя Петра Первого, изготовление этого атласа было заказано 8 ноября 1698 г. вызванному из Тобольска в Москву боярскому сыну Семёну Ульяновичу Ремизову дворянином голландского происхождения Андреем Андреевичем Виниусом.

Картографирование русских деревень на путевых чертежах Сибири XVII века

Ремизовские чертежи, собранные в ХЧК1711, служили основным инструментом хозяйственного освоения и территориального использования Сибири, включая обеспечение перевозок товаров водными и сухопутными путями. Ввиду отсутствия в XVII в. современной единой картографической системы координат, привязанной к магнитным силовым линиям Земли, путевые и дорожные чертежи имели привязку к хорошо изученной сибирской речной сети.

В главе «Иртыш река», на листе Тарского уезда ХК1711 можно найти чертёж с изображением извилистого русла «р. Тара», впадающей правым притоком в р. Иртыш (далее – путевой чертёж р. Тары или путевой ЧРТ). На ЧРТ приведено картографическое описание ландшафта окрестностей «р. Тара», наряду с описанием поселений русских и обрусевших татар. На левом берегу р. Тары мы находим поселение «Биргамацна», обозначенное значком – колечком с крестом. Из списка условных обозначений книги следует, что этим значком обозначались слободские поселения. С помощью другого значка – квадрата, С.У. Ремизов и его современники наносили на свои чертежи первые русские деревни с полным указанием их названий, ранее выясненных у местных жителей. На этом же путевом чертеже картографированы татарские поселения (символ – три кружочка), лесные массивы (символ – деревья) и другие особенности рельефа местности.

Ниже по течению р. Тары от сл. Бергамак мы находим деревни «Еремина» и «Резина», датировки образования которых, вместе с копией ЧРТ, будут опубликованы отдельно. Выше по течению р. Тары мы находим дер. «Муромцева» и дер. «Оброскина», которая на более поздних чертежах и картах уже именуется дер. «Кокшенева» [2]. Обращает на себя внимание сам факт отсутствия между Бергамакской слободой и дер. Оброскина–Кокшенёва дер. Лисина. Это означает, что на момент составления этого путевого чертежа поселения Лисина, или первого двора Лисина, ещё не существовало на сухопутных путях, проложенных вдоль р. Тары между первыми бергамакскими крестьянскими поселениями.

Отсутствие в XVII в. единой картографической системы координат исключала возможность привязки путевых чертежей Сибири к единому масштабу. Однако местная привязка чертежей к реальным расположениям русел рек предполагает существование ближнего порядка при размещении на чертеже объектов вблизи путей и дорог, вытянувшихся вдоль этих русел. Если на современной карте автомобильных дорог (далее – КАД) соединить современное с. Бергамак с его административным центром п.г.т. Муромцево базовой прямой линией БМ, то другая линия БК, проведенная между Бергамаком и Кокшенёво, будет слегка отклоняться от БМ в сторону русла р. Тары. Наличие такой же тенденции в расположении населённых пунктов Б, М и К на обсуждаемом путевом чертеже явно указывает на существование локального масштаба между рассматриваемыми бергамакскими поселениями.

Для выявления степени точности локального масштаба мы, для начала, с помощью системы Гугл, измеряем эталонные расстояния на указанных прямолинейных воздушных участках: БМ = 15,8 км и БК = 10,8 км, что позволяет составить эталонное приведенное соотношение этих расстояний: БМ/БК = 1.46/1.00. Повторяя ту же процедуру на ЧРТ путём измерений линейкой длин прямых линий в см, мы приходим к другому приведенному соотношению соответствующих расстояний: БМ/БК = 1.59/1.00, не зависящему от выбранного на экране масштаба просмотра этого чертежа. Сравнивая последнее соотношение с эталонным, получаем оценку в 8,9% для погрешности ((1,59 – 1,46) / 1,46) обсуждаемого локального масштаба. Этот результат вселяет надежду на выявление аналогичных скоординированных масштабных размещений объектов и на других чертежах С.У Ремизова.

О неёфицированных наименованиях населённых пунктов на чертежах и картах

На обсуждаемом путевом ЧРТ XVII в. были найдены бергамакские деревни Оброскина и Резина, переименованные на современных картах Муромцевского района Омской области в деревни Кокшенёво и Окунёво. Также на ЧРТ картографирована дер. Ерёмина, имеющая своим топонимом русскую фамилию Ерёмин. Поскольку я пользуюсь ёфицированными» текстами, то и в данном контексте я восстанавливаю на письме букву «ё» в названиях «Кокшенево», «Окунево» и «Еремино», приведенных на оригинальных чертежах и картах.

Отсутствие двоеточия над буквой «е» на чертежах Сибири объясняется простым отсутствием буквы «ё» в русском алфавите XVII века. Звук [йо], или равноценный ему звук [ьо], возник в древнерусской речи ещё в XII в., но его адаптация на территории воюющей Руси продолжалась до конца XVI века. Введение дополнительной буквы «ё» в русский алфавит в 1783 г. (например, по аналогии с буквой «ӧ» в немецком языке), было инициировано директором Петербургской академии наук княгиней Екатериной Романовной Дашковой, которая сразу же после её открытия поставила вопрос перед русскими академиками: «Правомерно ли изображать один звук двумя буквами?». Однако введение звука [ё] на письме не решило проблему, поскольку использование буквы «ё» в России, в отличие от Беларуси, всегда было и остаётся факультативным, т.е. необязательным. Как результат такой факультативности, коммерчески использованной при экономии типографской краски на двоеточие, тысячи названий населённых пунктов окончательно прекратили своё существование на чертежах и картах России, что не могло не сказаться на судьбе их жителей. Подводя итог процессу внедрения буквы «ё» на протяжение последних двух столетий в России, что пока составляет лишь полупериод внедрения звука [ё] в Древней Руси, можно так перефразировать вопрос княгини Дашковой: «А правомерно ли сегодня россиянам использовать в современной речи устаревший древнерусский звук [ё]?».

В случае дер. Окунёво и дер. Кокшенёво их уроженцы разделились на два непримиримых лагеря: одни семьи считают издревле себя «окунёвцами» и «кокшенёвцами», сохраняя первоначально произношение их фамилий в семьях, а другие – «όкуневцами» и «кокшѐневцами», следуя рекомендациям печатной продукции. Оба звуковых варианта не противоречат правилу формирования русских фамилий, причём, «кокшѐневцы» и «кокшенёвцы» как правило имеют в прошлом одного общего сибирского предка, что неоднократно было подтверждено как ревизскими сказками, так и ДНК тестами [2]. Однако фамилия Кокшѐнев (как искажённый звуковой вариант Кокшенёвых) и более известная – Кокшѐнов, стали для многих неразличимыми, хотя и принадлежат к разным генеалогическим родам, чётко различающихся по их топонимическому происхождению [2].

Поскольку неёфицированные тексты имеют сегодня широкое хождение, и их смысловое значение приравнивается к полно–алфавитным текстам, что иногда требует юридической поддержки при правовых спорах, я также вынужден признать обе неэквивалентные формы записи звука [ё] равноправными. Расставление же ударения в русских словах и способа их озвучивания уже зависит от самого читателя, а точнее – от степени его «осведόмленности» о происхождении озвучиваемых им слов.

Картография русских деревень в ремизовском атласе Сибири

Атлас всей Сибири, заказанный московским придворным голландцем А. А. Виниусом по указу «Великого Царя и Великого князя Петра Алексеевича», должен был включить все копии «с привезенных к Москве с сибирских городовых чертежей 24 листа», однако уже оформленных по образцам западноевропейский карт. Чертежи нового атласа должны были теперь сопровождаться наглядными рисунками и подробными двуязычными описаниями. Рассматривая «Чертеж Земли Града Тарского» из ЧКС1701, обращает на себя внимание детальное картографирование татарских деревень, обозначенных рисункам–значками татарских юрт, на фоне полного или частичного исчезновения отдельных русских деревень, ранее нанесённых на путевых чертежах Сибири XVII века. Среди последних отмечаем деревни Ерёмина и Резина, которые должны бы были располагаться на чертеже г. Тары между «Озером Белым», р. Иртыш и впадающим в неё правым притоком р. Тары. Спускаясь по течению реки Тары мы встречаем «Слободу Биргамацкую».

На фрагменте №1 рисунка к статье, далее – фрагм. №1, приведенного из чертежа г. Тары, представлена часть ландшафта вдоль маршрута русла р. Тары. В центре художественного рисунка сл. Бергамакской изображена первая из её деревянных построек – Свято Николаевская церковь, окружённая пятью русскими значками–избами, обозначающими русские дворы. Именно в этих дворах расположились семьи первых пашенных крестьян, переселившихся из Тарского городка. На правом берегу р. Тары виден фрагмент одного из поселений ясашных татар с описанием их принадлежности к барабинским волостям. Вдоль левого берега русла реки Тары одиноко расположились три безымянные русские избы, объединённые общим названием «Деревни Руские», продублированном на голландском языке как «гusse dorpen». Две из трёх одно–дворовых деревень визуально укладываются на прямую линию, проведенную от креста на куполе бергамакской церкви до самого нижнего по течению р. Тары двора, условно обозначенного буквой «М». Отклонение от этой линии среднего из дворов в сторону русла р. Тары, отождествляет его с выше обсуждаемой дер. Оброскина–Кокшенёва, обозначенной здесь буквой «К». Оставшийся третий двор картографирует факт возникновении дер. Лисина, отмеченной буквой «Л». Далее треугольник деревень КЛМ, выделенный на фрагм. №2 чертежа г. Тары, был спроектирован на современную КАД Муромцевского района Омской области, что позволило восстановить не только пропущенные на чертеже названия этих русских деревень, но и указать на возможные места расположения их первых дворов на карте современных поселений [2].

Легко видеть, что на рассматриваемом чертеже г. Тары, в отличие от предыдущего путевого ЧРТ, никакой масштаб не выдержан на расстоянии от дер. Муромцева до Бергамакской слободы, поскольку рисунок слободы приведен без какой–либо геометрической привязки как трём бергамакским деревням, так и к руслу р. Тары. В то же время существование масштаба в рамках треугольника деревень КЛМ было явно продемонстрировано на фрагм. №3. Для выяснения степени достоверности этого локального масштаба и его топографических предсказаний, установим для начала эталонный масштаб для этих деревень с помощью спутниковой сети Земли. Как и для случая путевого ЧРТ, по системе Гугл легко определяем размеры «воздушного» треугольника КЛМ по его расстояниям между вершинами: МЛ= 9,65 км; МК= 5,06 км и ЛК= 4,61 км. Это позволяет установить приведенное соотношение расстояний МЛ/МК/ЛК= 2.09/1.10/1,00, используемое далее в качестве эталонного.

Другой масштаб, задействованный в топографическом анализе объектов фрагм. №3, может быть оценён по приведенному соотношению МЛ/МК/КЛ= 2.03/1,04/1,00, полученному через соотношения длин треугольника деревень КЛМ, построенного вручную на КАД Муромцевского района. Сравнивая полученное соотношение с эталонным, оцениваем погрешность этого глобального масштаба в 4%, как среднюю погрешность по отношению к эталонному. Этот результат характеризует скорее нашу погрешность использования линейки при замерах сторон треугольника КЛМ в см через его угловые вершины на КАД, тщательно согласованные с Гугл. Далее, при наличии разработанного выше топографического инструмента, оценим точность ремизовского локального масштаба на чертеже г. Тары, привязанного к локальным изгибам р. Тары. На фрагм. №2 в качестве вершин треугольника КЛМ выбираем, для определённости, основания порогов в каждой из трёх деревянных изб. Осуществляя замеры длин сторон такого треугольника в см, приходим к их приведенному соотношению: МЛ/МК/КЛ= 1,75/1,06/1,00, что определяет среднюю погрешность в 10% локального масштаба на рассматриваемом чертеже по отношению к спутниковой системе, дополненной более высокой точностью, в 8%, по отношению к современным дорожным картам.

С учётом выявленной высокой точности чертежа С.У. Ремизовым при картографировании трёх русских деревень, воспроизведём процесс поиска месторасположения в них самых первых дворов, следуя идее XVII в. о топографической привязке к руслу р. Тары. На фрагм. №2 рисунка к статье эта привязка воспроизводится с помощью трёх красных стрелочек, размещённых по кратчайшему расстоянию от входной двери домов к р. Таре. Стрелочки направляются от точек максимального локального изгиба русла реки вдоль радиуса локальной кривизны русла и заканчиваются в дверях каждой из деревянных изб. На фрагм. №3 иллюстрируется конечный результат совмещения русла р. Тары, на его отрезке от Муромцево до Лисино, с тем же руслом на современной карте. При этом сплошная полоса ремизовского русла р. Тары фрагм. №2, представлена на фрагм. №3 широкой пунктирной линией. Результаты проведенного топографического анализа сводятся к следующему.

Во–первых, на конечном фрагм. №3 можно наблюдать, что за прошедшие 320 лет русло р. Тары резко изменило форму своего прогиба в районе деревни Кокшенево, где несколько десятилетий назад река действительно затопила несколько крайних домов по улице Луговой, а также полностью унесла с собой одно из трёх деревенских кладбищ. Во–вторых, следствием высокой степени точности установленного ремизовского масштаба является то, что красные стрелочки двух крайних деревень указывают на два левых притока р. Тары: на речку Танатаровку – для заимки Лисина, и на речку Сюткес – для заимки Муромцева. Это повышает достоверность топографического предсказания о местах расположения первых дворов на окраинах современных населённых пунктов Лисино, Кокшенёво и Муромцево, картографированных С.У. Ремизовым.

Новые датировки русских деревень XVII века

Датировки возникновения картографированных деревень тесно связаны с датировками появления самих ремизовских чертежей и/или использованных им чертежей его предшественников. Как сообщает неизвестный автор, «спустя четыре недели после возвращения в Тобольск < из Москвы после встречи с голландцем> Семён Ремезов вместе со своими сыновьями <Семёном, Леонтием, Иваном?> и племянником Афанасием приступил к работе … Уже в сентябре 1699 г. Виниус направил тобольским властям напоминание о своем задании… Лишь 1 января 1701 года он был закончен… Полученную чертежную книгу Виниус объявил своей собственностью». Таким образом, написание ЧКС1701 заняло период от 18 ноября 1698 г. до 1 января 1701 года. Округляя эти даты, мы получаем более реалистичный период составления чертежей атласа Сибири: 1699 – 1700 годы. Учитывая, что чертёж г. Тары был составлен до 18 ноября 1698 г., мы приходим к датировке возникновения дер. Лисина (1698 − 1700), приведенной в скобках. Этот результат может быть представлен в эквивалентной форме как год её картографирования 1699-й, определённый с точностью до одного года, или как период датировки 1699±1 годы.

Известно также, что при составлении обеих обсуждаемых чертёжных книг, сибирский энциклопедист, художник, писатель, историк, архитектор, строитель и исследователь Семён Ульянович Ремизов (1642 – 1721? гг.) использовал в своих трудах самые разные источники, включая рассказы путешественников и опросы местных жителей, а также путевые чертежи и карты городов Сибири XVII века. Этим и объясняется то, что создание первой коллекции чертежей в ХЧК1711 занял период 1697−1711 годов. Исследуя датировку образования деревень Оброскина-Кокшенёва и Муромцева, которые были картографированы на путевом ЧРТ этой книги, мы принимаем во внимание, что дер. Лисина, возникшей в 1699±1 г. ещё не существовало. Этот факт сводит оценку датировки ЧРТ к узкому периоду 1697−1698 годов. Однако, нижний предел этого периода должен быть ещё понижен как минимум до 1695 года.

Действительно, как утверждает Советская Историческая Энциклопедия, «в 1696 – 1697 гг. в Тобольске, Иркутске и других городах были составлены чертежи разных городов и уездов Сибири, Чертежи Западной Сибири и атлас Сибирских рек т.н. «Хорографическую книгу»… Осенью 1695 г. Ремезов, находясь в Москве, создал ряд чертежей и снял копии с присланных туда из Сибири карт». Таким образом, период 1695−1698 гг. представляется более достоверным для датировки путевого ЧРТ, на котором были картографированы деревни Муромцева (1690 −1700) и Оброскина−Кокшенёва (1695 −1705), где указанные в скобках периоды относятся к обсуждаемым выше датировкам П.Т. Сигутова [1]. Объединяя эти датировки с периодом составления путевого ЧРТ, 1695−1698 гг., мы приходим к новым датировкам деревень Муромцева (1690 −1995) и Оброскина−Кокшенёва (1695 −1698), где нижний предел − в первом случае, и верхний предел − во втором случае, были выбраны как более доверительные пределы.

Подводя итог, годы картографической регистрации трёх бергамакских деревень на чертежах С.У. Ремизова конца XVII в. можно представить совместно с установленными для них доверительными пределами: 1692±3 гг. – для дер. Муромцево; 1697±2 гг. – для дер. Кокшенёво (Оброскина); и 1699±1 гг. – для дер. Лисино.

Источники:

[1] Сигутов П.Т., К вопросу о датировке сёл Омской области. Известия Омского государственного Историко-краеведческого музея. Омск, 1994. № 3.

[2] Кокшенёв В.Б., Документальная История Рода Кокшенёвых.З-е изд., сент. 2018, стр. 47–50. https://cloud.mail.ru/public/LEKf/BQMxwGycw


Комментарии
Добавлено 2020-08-24 13:21:20
В краткой заметке приводятся картографические доказательства существования первых деревянных построек в русских деревнях, расположенных на территориях современных поселений в Муромцево, Кокшенёво и Лисино, что уточняет их датировки на 1701 год.

 Кокшенево

Добавлено lambor 11 лет назад

Посмотреть на карте

 Популярные точки района

Окунево (Материалов: 91)

Алексеевка (Материалов: 52)

Артын (Материалов: 50)

озеро Линёво (Материалов: 42)

Муромцево (Материалов: 34)

озеро Данилово (Материалов: 20)

озеро Шайтан (Материалов: 13)

Кокшенево (Материалов: 13)

Надеждинка (Материалов: 12)

Бергамак (Материалов: 11)

 ТАКЖЕ МОЖНО ПОСМОТРЕТЬ:

0 комментариев | Автор: Kaljan

0 комментариев | Автор: lazo

2 комментария | Автор: DESa

1 комментарий | Автор: ylasha

2 комментария | Автор: Titova

 

Омск - создание сайтов